Ты редко входишь со стуком. Хотя о твоем появлении, всегда слышно по едва уловимому движению в воздухе. Наверное, твой запах духов, начинает прокрадываться сквозь пространство и время, раньше чем появляешься ты сама. Его ни с чем не спутать. 

Ты как всегда откроешь сама дверь, осмотришься, проверишь на месте ли старые признаки твоего появления, проверишь, как тут все было до тебя. Не останавливаясь, ты войдешь в мой дом, зайдешь на кухню, достанешь два бокала и бутылку вина, сама нальешь, сядешь, спокойно, как госпожа. И задашь свой любимый вопрос

как обычно, или в этот раз по другому?

Ты знаешь, наверное по другому. — Ладно, скажешь ты, — и отставишь налитое. Возьмешь меня за лицо, внимательно всмотришься, где я, какая я сейчас, с тобой ли я, и начнешь свой собственный процесс. Сначала ты ударишь, больно-больно, так что слезы польются рекой, захочется скукожиться под твоей тяжестью, вжаться и вывернуться, да где там, знаю ты уже не отпустишь. Ты будешь медленно протискивать свои железные пальцы в грудину, под ребра, разрывая все на пути.

Ты достанешь мое сердце, сожмешь его, обожжешь горячим оловом печали, еще пару мгновений, и она растечётся по венам, шипя и клокоча, охватывая все тело. Навряд ли ты услышишь уже мои просьбы остановиться, чертов процесс.

Ладно, делай свое дело. Ты выжжешь всю радость и счастье, я знаю это не на совсем, это пройдет, но сейчас меня поглощает твоя тьма, твоя выжженная пустошь, где нет проблесков света и красок. Я побуду в этом, я ведь знаю, ты рядом, и как не странно, это унимает чувство одиночества.

Ты включишь одну единственную лампу в темноте, и начнешь меня утешать картинками из прошлого, звуками голоса, памятью, ощущениями объятий, прокрутишь калейдоскоп жизни, будешь останавливаться, давая мне возможность рассмотреть каждую деталь, каждый штрих памяти. Иногда ты будешь улыбаться, разделяя со мной мои эмоции, гладить меня по голове, приобнимать. Ты в общем-то даже где-то сочувствуешь сейчас, иначе бы всего этого не было.

Потом ты дашь мне выбор, остановиться или продолжить, и так будет несколько раз, пока у меня хватит сил. До того момента, пока не начнет смеркаться или мне уже мерещиться рассвет, я мечтаю о нем, и о твоем уходе. Я мечтаю прогнать тебя, как будто ничего нет, это все не правда. И снова твоя улыбка, ну-ну, давай, прогоняй, далеко от себя самой отгонишь?  Нет, не отгоню, но сопротивляться буду. Пока не пойму, что когда ты приходишь, проще сразу принять твое появление, и прошагать за тобой по всем твоим лабиринтам. Принять этот путь, принять событие твоего появления, иначе на долго можно застрять с тобой, остаться в твоей темноте, она такая уютная.

Ладно, я ведь знаю, что единственный выход это обнять тебя, впитать твое тело в свое, просочиться сквозь друг друга, и разойтись, в разные стороны. Ты уйдешь с частью меня, я уйду с частью тебя. И так каждый раз, когда ты появляешься. Вот и рассвет, и обещание нового дня. Какой он будет, я не знаю. Но догадываюсь, что даже не смотря на твое появление, я продолжу свой путь, пусть уже с новыми чувствами, с новой пустошью внутри.

Пройдет время, это зарастет, закроется, и я смогу вспоминать о твоем визите, как о чём-то обычном, о том, что уже случилось и осталось со мной. А ты, ты придешь снова, дальняя или близкая, чужая или родная… Смерть.